• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: литра (список заголовков)
20:22 

there's a bluebird in my heart that wants to get out but I'm too tough for him
03:12 

there's a bluebird in my heart that wants to get out but I'm too tough for him
22:28 

я только начал, а тут уже такое ололо

there's a bluebird in my heart that wants to get out but I'm too tough for him
...Он очень рассчитывал стать алкоголиком. Это настоящее дело жизни!
Голова целиком поглощена мыслями о выпивке, а в минуты отчаяния на горизонте
всегда есть цель -- вылечиться. Он начнет посещать собрания Ассоциации
анонимных алкоголиков, рассказывать, как дошел до жизни такой, встретит
понимание и поддержку, все будут восхищаться его мужеством и решимостью
завязать. Он станет Алкоголиком, то есть человеком, чья болезнь имеет
общественное признание. Алкоголиков все жалеют, их лечат, уважают, они
окружены человеческой заботой, вниманием врачей. В то время как пожалеть
людей умных никому в голову не приходит. Сказать, например: "Он наблюдает за
поведением людей и от этого глубоко страдает!" Или: "У меня племянница очень
умная. Но она хорошая девушка и делает все, чтобы изжить этот порок
навсегда". "Был момент, когда я испугалась, что ты станешь умным". Вот
истинно доброжелательное и сочувственное отношение, которого заслуживал бы
Антуан, будь мир устроен справедливо. Но, увы, ум -- это несчастье в
квадрате: он причиняет страдания, но никто не рассматривает его как недуг. В
положении Антуана стать алкоголиком значило бы подняться по общественной
лестнице. Он приобрел бы болезнь всем понятную, уважаемую, имеющую очевидную
для всех причину и апробированные методы лечения; лечения от ума не
существует. И если мысль ведет к изоляции от общества вследствие неизбежного
дистанцирования наблюдателя от своего объекта, то пьянство, напротив,
сближает нас с миром, помогает найти в нем место. И вообще, мечта полностью
интегрироваться в общество -- если это не происходит само собой -- может
возникнуть только у пьяного. Во хмелю он утратит скептическое отношение к
людским игрищам и сможет спокойно к ним присоединиться...
...

- Самоубийство порицается. Против него выступают государство, церковь,
общество и даже сама природа, ибо эта дама не терпит вольностей по отношению
к себе, она жаждет держать нас в своей власти до конца, хочет сама принимать
за нас решения. Кто решает, когда человек умрет? Мы отказались от своей
высшей свободы, передоверив решение болезням, авариям, преступникам. Люди
называют это судьбой или волей случая. Ложь! Это не воля случая, а скрытая
воля общества, которое травит нас выхлопными газами, морит в войнах и
катастрофах... Общество решает, когда нам умереть, ибо от него зависит
качество нашей пищи, состояние окружающей среды, условия, в которых мы
работаем и существуем. Когда мы рождаемся, нас не спрашивают, хотим мы этого
или нет, мы не выбираем язык, страну, эпоху, свои пристрастия и вкусы, не
выбираем себе жизнь. Наша свобода только в смерти: быть свободным значит
умереть.

(Мартен Паж. "Как я стал идиотом")

@темы: ахахах, да, литра

00:35 

к дебатам о намёках на педофилию и гомосексуализм

there's a bluebird in my heart that wants to get out but I'm too tough for him
Художник — тот, кто создает прекрасное.
Раскрыть людям себя и скрыть художника — вот к чему стремится искусство.
Критик — это тот, кто способен в новой форме или новыми средствами передать свое впечатление от прекрасного.
Высшая, как и низшая, форма критики — один из видов автобиографии.
Те, кто в прекрасном находят дурное, — люди испорченные, и притом испорченность не делает их привлекательными. Это большой грех.
Те, кто способны узреть в прекрасном его высокий смысл, — люди культурные. Они не безнадежны.
Но избранник — тот, кто в прекрасном видит лишь одно: Красоту.
Нет книг нравственных или безнравственных. Есть книги хорошо написанные или написанные плохо. Вот и все.
Ненависть девятнадцатого века к Реализму — это ярость Калибана, увидевшего себя в зеркале.
Ненависть девятнадцатого века к Романтизму — это ярость Калибана, не находящего в зеркале своего отражения.
Для художника нравственная жизнь человека — лишь одна из тем его творчества. Этика же искусства в совершенном применении несовершенных средств.
Художник не стремится что-то доказывать. Доказать можно даже неоспоримые истины.
Художник не моралист. Подобная склонность художника рождает непростительную манерность стиля.
Не приписывайте художнику нездоровых тенденций: ему дозволено изображать все.
Мысль и Слово для художника — средства Искусства.
Порок и Добродетель — материал для его творчества.
Если говорить о форме, — прообразом всех искусств является искусство музыканта. Если говорить о чувстве — искусство актера.
Во всяком искусстве есть то, что лежит на поверхности, и символ.
Кто пытается проникнуть глубже поверхности, тот идет на риск.
И кто раскрывает символ, идет на риск.
В сущности, Искусство — зеркало, отражающее того, кто в него смотрится, а вовсе не жизнь.
Если произведение искусства вызывает споры — значит, в нем есть нечто новое, сложное и значительное.
Пусть критики расходятся во мнениях — художник остается верен себе.
Можно простить человеку, который делает нечто полезное, если только он этим не восторгается. Тому же, кто создает бесполезное, единственным оправданием служит лишь страстная любовь к своему творению.
Всякое искусство совершенно бесполезно.

(Оскар Уайльд)

@темы: литра, да

12:38 

there's a bluebird in my heart that wants to get out but I'm too tough for him
21:27 

there's a bluebird in my heart that wants to get out but I'm too tough for him


...Берроуз и "жить вредно, от этого умирают"

@темы: гречка, литра, фото

16:16 

there's a bluebird in my heart that wants to get out but I'm too tough for him
Мы уже говорили, что Урсус не улыбался; он только смеялся - временами даже часто; но это был горький смех. В улыбке всегда есть некие начала примирения, тогда как смех часто выражает собою отказ примириться.
Главной особенностью Урсуса была ненависть к роду человеческому. В этой ненависти он был неумолим. Он пришел к твердому убеждению, что человеческая жизнь отвратительна; он заметил, что существует своего рода иерархия бедствий: над королями, угнетающими народ, есть война, над войною - чума, над чумою - голод, а над всеми бедствиями - глупость людская; удостоверившись, что уже самый факт существования является в какой-то мере наказанием, и видя в смерти избавление, он тем не менее лечил больных, которых к нему приводили. У него были укрепляющие лекарства и снадобья для продления жизни стариков. Он ставил на ноги калек и потом язвительно говорил им: "Ну вот, ты снова на ногах. Можешь теперь вволю мыкаться в этой юдоли слез". Увидев нищего, умирающего от голода, он отдавал ему все деньги, какие у него были, и сердито ворчал: "Живи, несчастный! Ешь! Старайся протянуть подольше! Уж только не я сокращу сроки твоей каторги". Затем, потирая руки, он приговаривал: "Я делаю людям все зло, какое только в моих силах".

(В. Гюго "Человек, который смеётся")

@темы: литра

03:57 

there's a bluebird in my heart that wants to get out but I'm too tough for him
- Надо покоряться судьбе, - сказала старая фройляйн, обратив ко мне свое
коричневое лицо, сморщенное, как печеное яблоко. В ее словах звучал упрек.
Вероятно, ей вспомнились мои проклятья.
- Покоряться? - спросил я. - Зачем же покоряться? Пользы от этого нет. В
жизни мы платим за все двойной и тройной ценой. Зачем же еще покорность?
- Нет, нет... так лучше.
"Покорность, - подумал я. - Что она изменяет? Бороться, бороться - вот
единственное, что оставалось в этой свалке, в которой, в конечном счете, так или
иначе будешь побежден. Бороться за то немногое, что тебе дорого. А покориться
можно и в семьдесят лет".

(Три товарища)

@темы: да, литра

03:00 

there's a bluebird in my heart that wants to get out but I'm too tough for him
03:33 

there's a bluebird in my heart that wants to get out but I'm too tough for him
22:41 

there's a bluebird in my heart that wants to get out but I'm too tough for him
...Младенец как младенец. Ничего особенного в нем нельзя было обнаружить. Разве что поразительно маленькие ручонки и потом — странное сознание, что ведь и сам был когда-то таким крохотным.
— Бедный червячок, — сказал я. — Он еще и не подозревает, что ему предстоит. Хотел бы я знать, что это будет за война, на которую он поспеет.
— Жестокий человек, — сказала фрау Залевски. — Неужели у вас нет чувств?
— У меня даже слишком много чувств, — возразил я. — В противном случае у меня не было бы таких мыслей.

(Ремарк. Три товарища.)

у бальзаков есть чувства, так-то.

@темы: да, литра

22:58 

there's a bluebird in my heart that wants to get out but I'm too tough for him
23.09.2013 в 22:36
Пишет Луч ночного солнца:

Вдогонку к заполнившим интернеты шуточкам вот в таком духе
Не мое,но не смогла пройти мимо :)


URL записи

@темы: литра, ы

04:12 

there's a bluebird in my heart that wants to get out but I'm too tough for him
– Он тоже человек.
– Он придурок! – заорал Табаки. – Полный кретин!
– За это не убивают.
– Еще как убивают!

(М. Петросян. Дом.)

@темы: да, литра

17:19 

как я неправильно готовился к экзамену

there's a bluebird in my heart that wants to get out but I'm too tough for him


"Беовульф". Оригинальный текст

Толкиен по-любому знал древнеанглийский.

@темы: литра, извращенцы

21:41 

Пратчетт крут как всегда

there's a bluebird in my heart that wants to get out but I'm too tough for him
23:52 

there's a bluebird in my heart that wants to get out but I'm too tough for him
17:35 

there's a bluebird in my heart that wants to get out but I'm too tough for him
06.10.2012 в 18:34
Пишет Фобс:

Деревню Гадюкино смыло
Я нарисовал Нуменор. По-моему вышло вполне аутентично.

Numenor View


URL записи

@темы: ы, литра

01:00 

there's a bluebird in my heart that wants to get out but I'm too tough for him
Лев Толстой очень любил детей. Однажды
он шел по Тверскому бульвару и увидел идуще-
го впереди Пушкина. Пушкин, как известно,
ростом был невелик. «Конечно, это уже не ре-
бенок, а скорее подросток,— подумал Толстой.
— Все равно догоню и поглажу по головке», —
и побежал догонять Пушкина. Пушкин же не
знал толстовских намерений и бросился нау-
тек. Пробегают мимо городового. Сей страж
порядка был возмущен неприличною быстротой в
людном месте и бегом устремился вслед с
целью остановить. Западная пресса потом пи-
сала, что в России литераторы подвергаются
преследованию со стороны властей.

Хармс такой Хармс

@темы: литра

02:42 

they all look like junk

there's a bluebird in my heart that wants to get out but I'm too tough for him
01:30 

there's a bluebird in my heart that wants to get out but I'm too tough for him
Однажды отец семейства забил свинью, это видели его дети; и вот когда они друг с другом захотели поиграть после обеда, то один сказал другому: «- Давай ты будешь поросёнком, а я буду мясником!»; и после чего взял обычный нож и воткнул его в горло своему братику. Мама, которая на верху в комнате в ушате мыла самого маленького ребёнка, услышала крики детей, и когда она сбежала вниз и увидела, что случилось, в гневе выдернула она нож из одного ребёнка и ударила им в сердце того, кто был в игре мясником. После этого она бросилась в комнату, где в корыте купала малыша, но малыш к тому времени уже захлебнулся; и вот так была та женщина в ужасе от того, что она сделала в минуты отчаянья, что не дала она себя утешить своей челяди, а пошла и повесилась. Муж вернулся с поля, и как увидел он, что произошло, был он так удручён, что вскоре после этого умер.

Братья Гримм . "как дети играли в забой свиньи" - сказка для детей.

@темы: извращенцы, литра

мусорка

главная